Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

мальчик на книжках

Про пять тактов

      "Снусмумрику захотелось сочинить песню. Он ждал, пока это желание окончательно созреет, и в один прекрасный вечер достал с самого дна рюкзака губную гармошку. Еще в августе в Долине муми-троллей он сочинил пять тактов, которые бесспорно могли стать блестящим началом мелодии. Они явились внезапно, сами собой, как приходят любые свободные звуки. Теперь настало время собрать их и сделать из них песню о дожде.
      Снусмумрик прислушался и ждал. Пять тактов не приходили. Он продолжал ждать, вовсе не волнуясь, потому что знал, как бывает с мелодией. Но ничего, кроме слабого шороха дождя и журчания водяных струй, не слышал. Вот стало совсем темно. Снусмумрик взял свою гармошку и положил ее обратно в мешок. Он понял, что пять тактов остались в Муми-дален и он найдет их, лишь когда вернется туда.
      Снусмумрик знал миллионы других мотивов, но это были летние песенки про все на свете, и Снусмумрик отогнал их от себя. Конечно, легкий шорох дождя и журчанье воды в ручейках — все те же самые звуки одиночества и красоты, но какое ему дело до дождя, раз он не может сочинить о нем песню."


Туве Янссон "В конце ноября"

Давно хотел (ну как давно? с тех пор, как сшил чехол, весной) нарисовать — потому что ну кому, как не Снусмумрику
красоваться на чехле для губной гармошки? Ведь "единственное, с чем он никогда не расставался, была губная гармошка."
И вот вчера наконец-то пришло вдохновение :)



"Муми-тролль и Снифф лежали на животе, смотрели и слушали, а плот плыл себе по воле ветра и волн. И вдруг они разом воскликнули:
— Привет! — сказал Снусмумрик. — Очень рад вас видеть. — Да ведь это палатка!
Тут музыка смолкла, и из палатки вышел Снусмумрик с губной гармошкой в лапах. На нем была старая зеленая шляпа с пером, а изо рта торчала длинная трубка.
Он наигрывал на губной гармошке песни, каких они раньше никогда не слыхали, — песни со всех концов земли.
Он играл песни о приключениях, о счастливых избавлениях и величайших сюрпризах, а потом песни о дожде и утренние песни."


Туве Янссон "Муми-тролль и комета"

     

А под катом ещё несколько отрывков про гармошку и бродячего музыканта

Collapse )
мальчик на книжках

American Civil War 1861-1865. Part 5. Карты сражений. Военная музыка.

Ещё из полезного и интересного хочу оставить ссылки на хорошие сайты, посвящённые Гражданской войне в Америке. Наверняка таких сайтов немало, но эти два я выделил за наличие интерактивных карт сражений (вот типа проекта "Победители" от Яндекс о ВОВ, кто видел).

Первый сайт — http://www.civilwar.org/maps/animated-maps/ и ниже как выглядят карты, а кроме того, здесь помимо таких карт ещё и целые батальные сцены сняты в виде историч.реконструкции.



Второй сайт — http://www.civilwaranimated.com/index.php/march-on-atlanta и карты на примере "Марша на Атланту"






Музыка времён Гражданской войны в Америке.

Песен того времени на самом деле много, гимнами они не ограничиваются; в интернете, например, на Яндексе, можно найти много альбомов патриотических песен, популярных как у южан, так и у северян. Обычно альбомы так и названы Songs Of The Civil War, Dixie, Patriotic Songs или как-то схоже. Если интересно, можете найти или у меня спросить, могу дать ссылки (например, раз, два и дальше много-много, как в классич.старом исполнении, так и авторские, современные и обработки). Есть очень даже красивые песни, например, "Maryland My Maryland"

А здесь хочу привести только гимны обеих сторон той войны.

Dixie («Дикси»), также известна как «I Wish I Was in Dixie», «Dixie’s Land» («Я хотел бы быть в Дикси», «Земля Дикси») — очень известная старая американская народная песня; впервые была исполнена в 1859 году в Нью-Йорке, автором её считается Дэн Эмметт, уроженец Огайо. Существуют три версии возникновения названия песни, самая популярная заключается в следующем: старинные банкноты в 10 долларов, бывшие в употреблении в Луизиане, назывались «дикси» (от французского «dix», напечатанного на них). Сама Луизиана называлась на сленге «землёй Дикси». Позднее этим словом стали обозначать все южные штаты США: Южную Каролину, Миссисипи, Флориду, Алабаму, Джорджию и Луизиану.
На самом деле, песня была популярна как на Севере, так и на Юге страны. Но Конфедеративные штаты Америки сделали из неё свой неофициальный гимн, и с тех пор она прочно закрепилась в сознании и ассоциируется именно с Южными штатами. Как пишет Вики, "В наши дни исполнение «Дикси» иногда считается оскорблением для негров, потому что может восприниматься как выражение симпатии по отношению к рабовладельческому прошлому Юга." Но ещё больше она ассоциируется с самой гражданской войной, а потому считаю её здесь уместной, и вообще не вижу ничего плохого. Мне Дикси нравится, но это не значит, что я одобряю рабство (глупость же, мне и гимн СССР или вот немецкие марши нравятся, однако же не означает это что политически поддерживаю то или иное. Я просто люблю маршевую музыку и гимны).


Collapse )

John Brown’s Body («Тело Джона Брауна», другое название John Brown’s Song — «песня Джона Брауна») — американская песня времён Гражданской войны в Америке. Песня была посвящена аболиционисту Джону Брауну — борцу за расовое равноправие, поднявшему в 1859 году восстание против рабства в США и казненному за мятеж). «John Brown’s Body» была очень популярна среди граждан и солдат «северян». Легла в основу Боевого гимна Республики (англ. The Battle Hymn of the Republic). Существует несколько устоявшихся вариантов текста песни и музыкальных вариаций песни. «John Brown’s Body» стала частью американского фольклора. Появление песни датируется серединой 50-х годов XIX века. Больше информации, история возникновения, текст и авторство, в Вики



«Боевой гимн Республики» (англ. The Battle Hymn of the Republic) — американская патриотическая песня, в основе которой лежит музыка песни аболиционистов «Тело Джона Брауна» (первоначально написанной в честь Джона Брауна). В подавляющем большинстве случаев исполняется со словами, написанными в 1861 году, впервые опубликованными в The Atlantic Monthly в 1862 году и приобретшими популярность среди северян во время Гражданской войны в США. Песня написана в жанре протестантского религиозного гимна. Известна, прежде всего, благодаря рефрену Glory, glory, hallelujah! (Слава, слава, Аллилуйя!). Текст гимна и перевод на русский в Вики


Инструментальная версия, маршевое исполнение

Поскольку мне музыка нравится, я переслушал много разных версий и некоторые оставлю здесь
Collapse )
мальчик на книжках

Уф! Выпустили!

... из заточения. Здравствуй, воля! :)))

Привееет! Мух вернулся домой! Уж не знаю, как там кого лечат дома стены или нет, но родная кроватка с матрасом меня точно радует. Ибо на этот раз единственная причина, по которой я действительно изнемогал, хотел выписаться, это кровать — тут они оказались не привычные огромные хирургические с удобными матрацами и подъемной спинкой, а обычные - и в основном пружинные (проваливающиеся); но в моей палате оказалась одна кровать с доской, и я конечно выбрал её. Оно, конечно, лучше для спины, ровно, но мои кости (копчик и тазовые) оказались явно не готовы и не выдерживали даже несмотря на два матраса (впрочем, они тонкие), и не особо спасало положение даже то, что я устроил себе лежбище на больших подушках (чем напоминал рисунки к "Принцессе на горошине" ))) Короче, через неделю по бокам у меня уже были синяки и до сих пор побаливают.

Ещё меня радует дома созерцание родных книжных шкафов ))
Ещё мне привезли из Польши несколько новых красивых книжных закладочек и подставок под чай-кофе, так что на днях я соберусь сфотать пополнение коллекции за лето (а это немало) и покажу в журнале, тем более обещал кое-кому.
Ещё... ещё Лукас снова, как и в прошлом году, меня не очень узнал, точнее, после первой ошалелой радости стал ходить вокруг недоверчиво, присматриваясь, принюхиваясь, обходя стороной. Что сказать? у нас странный пёс, очень странный, с кучей бзиков :))
Ещё я в больнице напланировал себе перестановку в комнате и даже намалевал эскиз книжных шкафчиков, которые теперь надо заказать. Перестановка, собственно, была начала ещё до больницы и как раз с целью освободить пространство для книжных домиков)

Ещё...а, чёрт его знает, что ещё. Голова кругом и мысли вразброд, отвык от дома)
Чувствую себя ещё неважнецки, температурю и слабость, ходить тяжело, особенно ступеньки — сие удовольствие пока мне недоступно. Но надеюсь на скорую поправку. Тем более такая погода на улочке солнечная!

А я лучше покажу кой-какие мОменты из больничного житья-веселья) Естественно, не самые первые, чё тот ужасть показывать? Хотяяя...я даже лежа в реанимации умудрился сделать несколько фот интерьера - чтобы показать, как оно изнутри)))

                             -------------------------------------------------------------------

Collapse )

А эта фота мне ужасно нравится! Такая красивенная рябина, и сочетание зеленого с рябиной, и блики солнца, и мои подсвеченным солнцем рыжие волосы))

                   
это тоже в больничке, тоже с прогулки, и даже тоже на четырёхколёсном друге — просто его не видно, а я привстал

До новых приветов, друзья!
лепрекон-улыбака

Фразы дирижеров или Как ругаются интеллигентные люди :)

Остались всего три репетиции до позора!

Смотрите одним глазом в партию, а двумя на меня!

Вы так фамильярно все это играете, как будто лично с Прокофьевым пили!

Я скажу вам сейчас, какие тут ноты, – вы очень удивитесь.

Это вам не симфонический оркестр, здесь в толпе не спрячешься, надо играть чисто!

Надо сыграть так, словно вы немножко выпили и никуда не спешите.

Альты, куда вы лезете? И ладно бы что-то приличное лезло, а то фа-диез!

Collapse )

cqR4HJRq4Zw.jpg

Взято здесь
мальчик на книжках

Ну дайте почитать! ну хоть какую-то бамажку дайте!

Да, вот примерно с такими словами я в детстве отвоёвывал своё право читать везде, особенно за едой :)))

Продолжаем недавно начатую серию.
Эта "славная" девочка, так внимательно изучающая афишку, на самом деле весь вечер портила мне нервы и наслаждение органной музыкой Баха (рассказывал тут)



Снято в Николаевском костёле (он же Дом органной и камерной музыки) в Киеве
мальчик на книжках

Хористы / Les Choristes (2004)

Третий день напеваю мелодию основной музыкальной темы фильма "Хористы". Она не отпускает, каким-то чётко ощутимым беспокойством и в то же время красотой, лиричностью... Так же, как и сам фильм. Фильм очень понравился. Франция после второй мировой войны. В школу-интернат для трудных подростков устраивается новым надзирателем учитель музыки Клеман Матье. Мальчишки - волчата, агрессивные, озлобленные на мир взрослых, которым до них дела нет, которые считают их неисправимыми и борются жестокими методами наказания. Но ведь это всего навсего дети, они хотят заботы и любви, хотят быть нужными. И новый учитель находит к ним ключ - с помощью музыки проникает он в детские сердца и завоёвывает их доверие. Детский хор - вот кем становятся маленьких сорванцы. И хотя Учителю не суждено долго быть со своими воспитанниками, уходя, он дарит им главное - надежду на лучшее...
Чистое, как ручейки, детское пение проносится сквозь весь фильм, то тревожно-беспокойно, то умиротворенно, но одинаково красиво, задевая самые тонкие струны души. Я люблю такие фильмы - непустые, непростые, дарящие любовь, надежду, хотя и щемящие сердце.









Скачать / смотреть ВЕСЬ фильм (1,56 Gb)

UPD вот уже и следующий день наступил, а в моей голове не умолкая всё льются и льются, как весенние ручейки, прекрасные мелодии фильма...
мальчик на книжках

Джон Стейнбек "Квартал Тортилья-Флэт"

Добрые и ироничные истории о жителях одного латинского квартала в Монтерее, ушлых и в то же время добродушно-бесхитростных пайсано, готовых облапошить каждого, даже товарища, но всенепременно "заложив под это дело фундамент сострадания", оправдания и благих намерений во имя дружбы и друзей.
...Воровство, свободное от позорного клейма, преступление, совершаемое во имя благой цели, - что может быть приятнее?

Знатные выпивохи, все их похождения, все идеи и замыслы в конце концов ведут к приобретению ну хотя бы одного галлона вина!
...Два галлона вина – это немалое количество даже для двух пайсано. В духовном отношении эти бутылки можно распределить следующим образом. Чуть пониже горлышка первой бутылки – серьезная прочувствованная беседа. Двумя дюймами ниже – воспоминания, овеянные приятной грустью. Еще три дюйма – вздохи о былых счастливых любовях. На донышке – всеобъемлющая абстрактная печаль. Горлышко второй бутылки – черная, свирепая тоска. Двумя пальцами ниже – песнь смерти или томления. Большим пальцем ниже – все остальные песни, известные собутыльникам. На этом шкала кончается, ибо тут перекресток и дальнейшие пути неведомы. За этой чертой может произойти все что угодно.

Каждая глава - отдельный рассказ - наполнена юмором, уморительными ситуациями. Чего стоит история с пылесосом! Ухохотаться можно! А какая добрая история о Пирате, собаках и святом Франциске. Стейнбек - мастер доброй, трогательной, а иногда и немного грустной иронии.
Но кроме того, как всякая монета, имеющая орёл и решку, так и эти истории обязательно несут какую-то человеческую мораль. Несмотря на всё легкомыслие и на пьянство, у пайсано есть и свой кодекс чести, непогрешимые представления о дружбе и верности, о честности и ответственности за данные обещания. Ради друга пайсано готов на всё:
...Дело обстоит так: у Пирата есть деньги, но не хватает ума их тратить. У меня есть ум! Мой ум будет к его услугам. Я даром поделюсь с ним моим рассудком. Вот как я смогу помочь этому бедному недоумку.

В завершение хочется рассказать, как пайсано рекомендуют делать подарки женщинам:
...А из этого можно вывести, что подарок, особенно предназначенный для дамы, не должен быть таким, чтобы после него приходилось делать еще один подарок. И еще иэ этого можно вывести, что грешно делать слишком дорогие подарки, ибо они разжигают алчность.

Вот так-то, друзья! :))
мальчик на книжках

Йозеф Рот "Марш Радецкого"

Империя Габсбургов, великая Австро-Венгрия, на закате своего существования. Последние ее годы изобразил автор сквозь историю одного рода, семьи военных офицеров фон Тротт. Последний ее представитель, молодой лейтенант, воспитан в идеалах преданности и служения отчизне, готовый как и его дед-герой, спасший цезаря Франца Йосифа от погибели в битве, отдать жизнь за родину и за своего цезаря. Но постепенно он понимает, что мир меняется, неуклонно течет вниз, и Австрия, его любимая Австрия, вот-вот рухнет. Очень ярко проведена параллель между угасанием империи и духовным падением лейтенанта и других офицеров. Карл Йозеф начитает спиваться, втягивается в азартные игры, в бесконечные долги... А ведь он не единственный, таких Тротт на просторах страны сотни и тысячи, и имя им - Австрия...

Что сказать?.. Очень человечная книга, вся проникнутая тихой грустью...