Книги, книжки и книжонки (moi_stroki) wrote,
Книги, книжки и книжонки
moi_stroki

Categories:

КНИЖНЫЙ ГОД 2017. Часть 2. Лучшее

Начало итогов года смотрим здесь:
КНИЖНЫЙ ГОД 2017. Часть 1. Общее, статистика и списки.

И вот, наконец, BEST BOOKS 2017 от Мушика. И выбирать и ужиматься ещё больше, в ТОП-5 или даже ТОП-10, я не намерен. Не хочу и не буду! потому что все эти 33 книги без сравнения с друг другом — отличные, сильные, лучшие, каждую в её время я прожил. Притом сюда вынесены далеко не все книги, оценённые мной на 5/5, часть осталась "за кадром". Так что да, в таких условиях 33 пункта из 114 — я считаю, это выборка, да :)
Порядок произвольный, без рейтинговости (в основном в хронологии чтения).

Книги, которые водопадом низверглись, ошеломив мощью и/или удивив необычностью, яркостью:

1. «Маленькая жизнь» Ханья Янагихара — думаю, комментарии излишни. Скажу только, что несмотря на всю её боль, для меня это прежде всего прекрасная книга о любви, дружбе, преданности.
2. «Безгрешность» Джонатан Франзен — лихо закрученный сюжет с ядром в виде поиска главной героиней Пип своего происхождения, загадки, флэшбеки; структура романа, который по сути представляет собой несколько полноценных семейных историй, не только про непосредственных героев событий, но и родителей и их влияния на детей. Почти все персонажи, которые так лихо и "случайно" пересеклись в неких точках вселенной романа, мягко говоря странные, но при этом все невероятно живые, интересные, по-своему уникальные. А вообще, вспоминая сейчас, спустя почти год, возникает вопрос "неужели этот эксцентричный роман мог так тебя впечатлить?!", однако же вот :) Мне понравился больше «Поправок» и теперь-то хочется ещё читать Франзена, а это уже что-то да значит.
3. «Последний самурай» Хелен Девитт — не знаю, как рассказать в двух словах, т.к. синопсис "мать-одиночка, растит сына-гения" не скажет нифига, ещё и упростит донельзя (чего стоят одни только эпизоды, как пассажиры лондонского метро реагировали на 5-летнего мальца, читающего на греческом "Гомера"! или как этот чуть подросший малец заявляется к людям с заявлением "вы мой отец"). Но это в каком-то смысле новой уровень литературы, новый уровень сознания и восприятия людей (и детей в частности), отношений. Предлагаю попробовать тем, кто не боится сложностей, нелинейностей, потока сознания (он тут на каком-то ином уровне). Переводчику Анастасии Грызуновой безусловное "браво!", не представляю, КАК подобный текст вообще можно переводить. NB! Читать только в этом переводе! А то существует ещё первый перевод, Н. Рейн.
4. «Пена дней» Борис Виан — ошеломительно-прекрасное знакомство со столько лет пугающим меня Вианом состоялось! Я так долго был уверен, что это не моё совершенно, и категорически не планировал читать, так долго опасался Виана, абсурда, сюра и прочих "шарики-за-ролики" — но как же мне понравилось! Сколько удовольствия доставило!

Драматичные истории:

5. «Песнь Соломона» Тони Моррисон — сильная вещь фолкнеровского масштаба и драматизма, с элементами магического реализма, воплощённого в африкиканском фольклоре. Яркие герои и не менее яркие их имена главный герой Соломон Мертвец по кличке Молочник, тётка его Пилат, сестра с именем Первое Послание к Коринфянам. Стремление к личной свободе, поиски себя и своего прошлого, попытки понять, кто ты есть. Американский юг с его неизменными рассовыми проблемами. Многогранная, глубокая книга, полная аллюзий и библейского символизма. Мне кажется, это будет самой любимой моей вещью у Моррисон.
6. «Скрижали судьбы» Себастьян Барри — до невозможности красивый языком и структурой текст, с которым не хотелось расставаться, торопить, текст, оставивший по себе множество цитат и щемящее чувство тоски от его конечности. Исповедь столетней женщины, ставшей заложницей общества и времени, потерявшей не то, что счастье на стадии его зарождения, но саму возможность хоть какого-либо благополучия, да и жизни, 80 лет в психиатрической больнице, однако не винящей никого. Вместе с историей девушки рука о руку идёт история Ирландии, обе рваные, болезненные, трагичные. Глубокая и печальная драма, с флешбеками, воспоминаниями, внезапными переплетениями нитей и открытиями, но, несмотря на кажущуюся беспросветность такой фабулы, несмотря на страдания, несправедливость, боль, это на удивление очень спокойное, приятное, приглушённое чтение.
7. «Обретение крыльев» Сью Монк Кидд — американский Юг ещё до гражд. войны. Основанная на реальных событиях, драматичная история жизни двух сестёр, дочерей влиятельного южанина, плантатора и рабовладельца, открыто ставших на путь аболиционизма, расового равноправия, а также борьбы за права женщин, с и одной служанки. Сестры Гримке были самыми известными женщинами в Штатах женщинами своего времени и истории борьбы с рабством. Не столь светлая, нежели "Тайная жизнь пчёл", но зато более масштабная, эпичная.
8. «Обитатели холмов» Ричард Адамс — ужасно волнительные приключения настоящих кроликов, за которых переживаешь порой сильнее, чем за большинство персонажей-людей. Кролики, впрочем, хоть и не антропоморфны по внешнему виду, но таковы по поведению, психо-эмоц. и социальным связям, потому-то и сопереживаешь им так.
9. «Музей моих тайн» Кейт Аткинсон — мудрёная семейная сага с постоянными прыжками по оси времени и поколениях семьи, с весьма необычным, несколько язвительным повествовательным тоном (судя по всему, это характерная писательская манера); постепенно, слой за слоем, вскрывается семейная история, разгадка которой набирает ход и в конце книги выливается в ошарашивающую кульминацию.

Не вошедшие в категории, но от этого не менее отличные:

10. «Багровый лепесток и белый» Мишель Фейбер — полное погружение в викторианскую Англию, подлинную, невылизанную, с трущобами, грязными детьми и проститутками; из века в век неизменные отношения мужчины и женщины и конфликт зависимости, что 150-200 лет назад, что теперь; роман можно назвать феминистским (при том, что автор-то мужчина), а одна из линий — зачатки суфражизма, помощь падшим женщинам. В достаточной мере саркастично.
11. «Стоунер» Джон Уильямс — та самая литература в чистом виде, когда событий почти ноль не только на страницу или главу, но по большому счёту и на всю книгу — а оторваться невозможно, и то ли текст пробирается под кожу, проникает в самое нутро и живёт в тебе, то ли ты проваливаешься в этот плавный, текучий, без вычурностей стилистически прекрасный текст, но смысл один — жизнь Уильяма Стоунера вся как на духу перед тобой, тобой прожита, понята, принята... Без особых драм, без трагедий, без надрыва, спокойно и с тихой грустью рассказана обыденная жизнь просто одного человека, посвятившего себя преподаванию, рассказана так, что этот в общем-то заурядный человек — целый космос.
12. «Изгои» Сьюзен Хинтон — я давно не читал ничего столь подкупающе искреннего, по-детски и по-взрослому одновременно. И пускай в центре истории острый и драматичный социальный вопрос, лично для меня книга стала значимой и зацепившей больше всего именно за эту её искренность.
13. «Приключения Кавалера и Клея» Майкл Шейбон (Чабон) — из предфашистской Праги в одном гробу со знаменитым еврейским Големом бежит (плывёт) за океан еврейский юноша, талантливый ученик иллюзиониста, будущий мастер эскейпа — такое вот удивительное начало этой истории, рисующей эпоху бума комиксов и знаменитых небоскрёбов Нью-Йорка. История дружбы, братства, преданности, боли и любви.
14. «Участница свадьбы. Отражения в золотом глазу» Карсон Маккаллерс. Два маленьких прекрасных романа. «Участница свадьбы» — книга-ощущение, книга-предчувствие, квинтессенция юности, вся своейственная ей неудовлетворённость, неусидчивость на месте, собственная нескладность, вечное ожидание чего-то, жажда перемен в жизни, собственной значимости, причастности хоть к чему-то важному. «Отражения в золотом глазу» — тоже отличный психологичный, но куда более сюжетный роман.
15. «Оливия Киттеридж» Элизабет Страут — в представлении не нуждается, в перечитывании сила моей любви к роману не уменьшилась, а чувства уважения, восхищения и привязанности, испытываемые к героине Оливии, — даже возросли, укрепились.
16. «И пусть вращается прекрасный мир» Колум Маккэнн — красивый структурно, полифоничный роман из нескольких историй разных людей, которые по касательной стыкуются друг с другом, и общим местом действия Нью-Йорк; роман с множеством прекрасных, ёмких и точных цитат, которыми одинаково наслаждаешься и в контексте, и вне. Немного грустная, но трогательная, человечная и жизнеутверждающая, и несомненно кинематографичная книга.
17. «Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау» Джуно Диас — семейная сага, замешанная на комиксо-фентезийном фанатстве, подростковых комплексах, военной диктатуре и толике доминиканских верований — такая дремучая смесь. Читается на одном дыхании, даром что ты никак не можешь отождествлять себя с толстым доминиканским гиком, любителем фантастики, даром что перед тобой исподволь разворачивается история маленькой тоталитарной Доминиканы времён Трухильо — книга подкупает, притягивает искренностью и мягким юмором. И, вопреки названию, она вовсе не об одном лишь Оскаре — это полноценная семейная сага, о матери, о сестре Оскара, и о нём самом, конечно.
18. «Происхождение всех вещей» Элизабет Гилберт — добротная, неторопливая, в традиции классич.романа, но страстная и глубокая история жизни женщины, дерзнувшей заняться наукой в 19 веке, когда уделом женщин был домашний очаг. Яркая эпоха научных открытий, географ. авантюр и путешествий, христианские миссии и многое другое вместил роман.
19. «Если Бийл-стрит могла бы заговорить» Джеймс Болдуин — интересующимся темой расизма, атмосферой Америки середины 20 века, очень советую, да и вообще это небольшое прекрасное произведение, достойное прочтения вне зависимости от предпочтений, с человечными персонажами, по-житейски мудрое, полное любви, доброты, взаимоподдержки, в т.ч. там и от тех, где и от кого её не ожидаешь.
20. «Богадельня» Генри Лайон Олди — в оболочке увлекательного альтернативно-исторического средневекового фентези таится сложный и многогранный роман с глубоким смыслом, философскими идеями, спорами и рассуждениями о вечном: истине, боге, языках, предназначении. Это сложнее Ахейского (греческого цикла, где "Герой должен быть один", "Одиссей" "Внук Персея")), я даже не уверен, что до конца понял, есть такое ощущение и потому есть желание перечитать и обсудить.
21. «Туманы Авалона» Мэрион Зиммер Брэдли. "Эта полная мужества, любви и печали повесть рассказывает о тех годах, когда мир бога христиан еще не вытеснил с полотна времен мир фэйри, и магия была делом обыденным", пишет аннотация, и это целиком так. Однако, хоть это и легендарная Артуриана, воспринимается она совершенно не как фэнтези, но как настоящий исторический роман, эпичное, масштабное полотно, отсылающее к древней Британии. Артуриана, написанная одновременно и в традиционном ключе, и в то же время совершенно иначе, по-новому звучащая. Повествование ведёт здесь Моргейна, сестра Артура, будущая "тёмная" волшебница (только вот "тёмная ли?", задаётся вопросом писательница), а Мэрлин, хоть и привычно стар, но по версии Брэдли — это не имя собственное, а должность — мэрлин Британии, и в романе его носят вначале известный нам всем бард Талиесин, но потом другой бард. Но главное, что отличает роман, это тонкий психологизм в создании образов героев, их поступков, мыслей, действий, сомнений, внутренней борьбы — ни один не кажется картонным, каждый выпуклый и осязаемо живой.
22. «Вторая жизнь Уве» Фредрик Бакман — гимн занудству, а так же милота-доброта и прочая сентиментальность.
23. «Правда о деле Гарри Квеберта» Жоэль Диккер — для меня это даже не детектив, а в первую очередь история человека и история любви, в обёртке детективного сюжета. Очень захватывающе, запутывающе, интригующе.
24. «Каменная подстилка» Маргарет Этвуд — не очень понятно, как давать единую характеристику сразу сборнику рассказов, скажу только, что на эту новую книгу не было рецензий и потому у меня не было никаких ожиданий — и оказалось прекрасное чтение. Понравились все до одного рассказы, некоторые особенно. Рассказы все разные, сюжетно, настроенчески, где юмор, где печаль, где сарказм, есть неожиданные финалы; рассказы ничем не объединены, кроме, пожалуй, некоторым образом темы возраста и текучести жизни.
25. «HHhH» Лоран Бине — необычный и свежий подход в историч. повествовании — я бы обозначил HHhH как документально-исторический роман-реконструкция, который пишется в актуальном (для читателя) времени на его же глазах, с размышлениями, сомнениями. В центре книги — один из лидеров третьего Рейха, правая рука Гиммлера Райнхард Гейдрих, назначенный протектором Богемии и Моравии (Чехословакии) после её оккупации в 1942 году, известный в истории как "пражский мясник", и операция по устранению Гейдриха под названием "Антропоид", состоявшаяся в Праге. Первая часть романа посвящена самому Гейдриху, личности, жизни, приходу к НСДАП и восхождению, вторая — собственно покушению и кончине, всей подготовке, и личностям-исполнителям Габчику и Кубишу. Лучшее военное 2017
26. «Королю червонному — дорога дальняя» Ханна Кралль — противоречивая и сильная книга про то, как одна варшавская еврейка спасала, вытаскивала из гетто своего мужа, напролом и прогибаясь, без оглядки; а вместе с историей отдельного человека предстаёт ярчайшая панорама оккупированной Польши и частично Австрии. Мозаичное повествование. Лучшее военное 2017
27. «Я пережила Освенцим» Кристина Живульская. Скажу одно. Попрошу. Если вы боитесь, не выдерживаете, и потому не читаете книги о войне и о Холокосте, но всё-таки когда-нибудь захотите прочесть что-то одно, пускай это будет Кристина Живульская... Лучшее военное 2017
28. «Ружья, микробы и сталь: история человеческих сообществ» Джаред Даймондлучший нон-фикшн 2017 хотя бы за то, что я узнал, что лошади были одомашнены на территории современной Украины :) а если серьёзно, то это отличная работа, эволюционно-антропологическая история цивилизаций, получившая Пулитцер, между прочим. Пункт за пунктом подробно рассматривая факторы, которые влияли на развитие, Даймонд пытается ответить на главный вопрос исследования: почему именно западные цивилизации добились успехов и завоевали мир, а не, допустим, африканские или азиатские (где зародилось земледелие и письменность, среди прочего), почему мировая экспансия пошла по такому пути, а не иному. Научпоп, написанный доступно каждому. Лично мне теперь вдвойне любопытно сравнить и/или скорее дополнить трудом Нила Фергюсона "Цивилизация" (обе выходили в Корпусе), мне кажется, подходы и отправные точки у них разные.

Возвращая веру в современную рус. и укр. литературу:

29. «Авиатор» Евгений Водолазкин — написанная прекрасным русским языком, несколько личная, даже интимная книга, с интересным сюжетом: человек просыпается на больничной койке, не зная, кто он, где он, что вокруг, не знает событий последних лет в мире и удивляется обыденным вещам — но зато в разрозненных воспоминаниях всплывают такие подробности, которые просто не может знать человек среднего возраста — детали быта из жизни начала 20 века, всякие мелочи, которые могли быть известны сталкивавшимися с ними. Откуда?
30. «Петровы в гриппе и вокруг него» Алексей Сальников — лингвистический праздник, фейерверк словоблудия; умный, ироничный и ностальгичный роман, детальный, выпуклый, осязаемый текст, пересыпанный юмором и самыми неожиданными, прекрасно-нелепыми и ювелирно-точными наблюдениями, сравнениями и проч. лингвконструкциями, которые могли бы быть и самодостаточны, но нет, здесь ещё и имеется сюжет, и не просто, а с разными аллюзиям (напр., мифологическими) и загадками, флешбеками, ниточками.
31. «Валькирия. Тот, кого я всегда жду» Мария Семенова — один только вопрос — почему я так долго тянул со знакомством с Семёновой? древне-славянский варяжский эпос, отроки и кмети, быт жизни и воинские обычаи — но как по-женски о женщине, даже ратной женщине! Щемяще, с тоской и томлением, ожиданием, тревогами и надеждами — не знаю, кого может оставить равнодушной "Валькирия".
32. «Аптекар» Юрій Винничук — если первое прочитанное "Танго смерти" разбудило во мне интерес, то после вторым прочитанного "Аптекаря" я готов читать у Винничука всё, кредит доверия целиком оправдал — сюжет, язык, историч. реалии — всё радует! Атмосферный роман в галицко-исторических декорациях.
33. «Фелікс Австрія» Софія Андрухович — красивый сочный галицкий украинский язык, атмосфера Западной Украины рубежа 19-20 века времени Австро-Венгрии, интересная сюжетно-психологическая ситуация, колоритные персонажи, особенно "доставил" образ, характер и речь главной героини служанки Стефци. И как бонус — море чарующих кулинарностей :)

И ещё 28 не прям лучших, но просто ХОРОШИХ и ДОСТОЙНЫХ книжек, о чтении которых я ни разу не пожалел.

1. «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхина — глухая татарская деревня, раскулачивание, Сибирь, выживание, и всё, что сопровождает репрессии. Очень понравилась первая часть, татарская, самобытная. Дальше робинзонада с мелодраматизмом, но в целом хороший авторский дебют.
2. «Самые синие глаза» Тони Моррисон — ервый роман будущего Нобелевского лауреата, рупора чёрной Америки, как называют Моррисон. В синих глазах, о который мечтает девочка-негритянка, воплотилось желание быть как все, чтобы не шарахались и не пинали, чтобы любили родители. Предрассудки, ненависть, насилие, чёрные глубины человеческого существования фолкнеровского свойства. Вместе с тем роман, написанный от лица подростков, одновременно и какой-то трогательный.
3. «При блеске дня» Джон Бойнтон Пристли — роман в духе старой доброй английской классики: располагающий приятный слог, поместье, вечера с домашними концертами и шарадами, пикники, торговые дела. И фирменный английский налёт грусти — о прошедших временах, об утраченном, о себе молодом и себе сегодняшнем.
4. «Другие берега» Владимир Набоков — пожалуй, только здесь, в автобиографических "Других берегах", где писатель вспоминает детство, я впервые увидел Набокова-человека, настоящего, искреннего, без всех его напластований, любовь и душевные привязанности без примеси порока.
5. «Веер леди Уиндермир» Оскар Уайльд — комедии Уайльда, что ещё сказать?
6. «В алфавитном порядке» Хуан Хосе Мильяс. А представляете — вдруг сбежали все книги? Упорхнули из шкафов, стеллажей, архивов, в окна — и полетели. А вслед за ними любые бумажки-носители словобукв. Например, инструкции к лекарствам. А потом книги начали умирать, тухнуть, гнить. А вслед за ними — исчезать одно за другим слова. И не только слова из речи, но и предметы из обихода, их составляющие.
7. «Всё к лучшему» Джонатан Троппер — семья, секс, любовь, доброта, и тот самый аптекарски выверенный градус сентиментальности, которого в женских романах я фиг найду в той пропорции, чтоб не выворачивала меня в приступах тошноты, а здесь — пожалуйста. Всё к лучшему, гайз!
8. «Сто лет одиночества» Габриэль Гарсиа Маркес — оказалось не страшно и даже интересно (почти правдоподобно))), и я даже не запутался в Аурелианах и Аркадиях))) Но генеалогическое древо Буэндиа всё равно нарисовал! (а красоты ради)
9. «В ожидании варваров» Дж. М. Кутзее — вот только вопрос, кто здесь варвары, понимаете ли. Тяжелая, душная книга, как всегда у Кутзее, с множеством вопросов философского и даже более общечеловеческого свойства; жестокость, безразличие, алчность; но особенно остро звучит тема вины, ответственности и искупления, и важность ни в каких обстоятельствах не утратить человека в себе.
10. «Наставники» Чарлз Перси Сноу — campus novel, или университетский роман в чистом виде. Ректор при смерти, и начинается борьба за власть. Впрочем, несмотря на, текст не жесткий, а напротив по-английски комфортный и уютный, древнийкембриджский кампус с его старыми промозглыми комнатками со сквозняками, общие обеды препод.состава, визиты к коллегам и вечера за разговорами в креслах и рюмкой чего-то в руках. Атмосфера и настроение мне очень пришлись по душе, буду читать ещё, тем более роман — часть условного цикла, со сквозными персонажами.
11. «Сфера» Дэйв Эггерс — утопия-антиутопия о нифига не будущем, а уже настоящем, когда мир и сознание захватили соцсети.
12. «Лунный свет» Майкл Шейбон (Чабон) — в этой книге уместились и ракеты ФАУ-2, за создателем готорой гоняется дед рассказчика, и причудливая галлюцинация бабушки, и Вторая Мировая война, и хитро сплетенные нити судеб, и вот совершенно не понятно, где заканчивается биографичный рассказ писателя о своей семье и начинается выдумка, но читать от это не менее интересно и интригующе.
13. «Распутник» Эрик-Эмманюэль Шмитт — комедия положений, вызывающая взрывы хохота по 3 штуки на страницу, а то и чаще, искромётное и остроумное словесное фехтование в лучших традициях Оскара Уайльда. Всего один день Дени Дидро, один из — но какой же он шалопай!Тут философия свободы и сладострастия, там статья про Мораль, и кругом женщины, женщины… ах, как же слаб человек!))) А пьесе вполне подойдёт подзаголовок «Философ без штанов».
14. «Первый закон» (трилогия) Джо Аберкромби. Я слушал аудио, и потому для меня самое крутое здесь — именно озвучка! Чтец Кирилл Головин — уникальный, создаёт более чем 5 разных тембров/голосовых характеров, и как быстро он переключается с одного на другой голос, плюс отличные интонации! А вокруг всякие скрипы, стуки и прочие фоновые звуки, которые делают книгу насколько объёмной, что появляется ощущение присутствия тебя там в городе. Сам цикл по эпичности в духе Джорджа Мартина (сам не читал, только в общих чертах знаю, говорят, Аберкромби мягче), Толкиена, но здесь нет никаких эльфов, орков и т.д., только люди, выдуманные государства и города, древний клан магов, надвигающаяся война Юга и Севера, харизматичные герои. В общем, увлекательный сюжетно и персонажами.
15. «Мессия очищает диск» Генри Лайон Олди — непередаваемо стебный и увлекательный...ну, назовём — детектив в средневековых китайских декорациях (хотя Олди — это всегда больше, чем какой-то жанр), в котором уместились и Шаолиньский монастырь с его монахами-бойцами, и мифологичная Преисподняя с её 11 кругами (где адская бюрократия почище коммунистической), и переселение душ, и много чего ещё. Оторваться от книги сложно, расстаться тоже (по-моему, это свойство всех книг Олди).
16. «Роковая перестановка» Барбара Вайн — психологическая ретроспектива с сюжетом в духе "Тайной истории" Тартт. Есть преступление, совершённое давно, есть несколько уже давно взрослых людей, и некое событие вынуждает вспоминать и рассказывать, что, как и почему всё произошло тем давним летом, когда несколько молодых людей решили пожить лето комунной в одном поместье.
17. «Железная хватка» Чарльз Портис. Вроде бы вполне себе классич. вестерн, однако занятные персонажи — одноглазый судебный пристав Кочет Когбёрн с репутацией жестого на расправу, заносчивый техасский рейнджер Лабёф и 14-летняя Мэтти Росс, которая и нанимает Кочета отловить и отомстить за убийство отца — а точнее, диалоги этой троицы доставляют, ей богу :) И весь рассказ от разговорном стиле от лица девчонки, которая на полном серьёзе говорит так, что невозможно не потешаться.
18. «Замечательные женщины» Барбара Пим — очень такая английская книга, старомодная, с мягким невыпирающим жизненным юмором; послевоенное время, герои — обаятельная старая дева (впрочем, совсем молодая женщина, если вчитаться), пастор и его сестра среди друзей, необычная супружеская пара, въезжающая по соседству.
19. «Гомер и Лэнгли» Эдгар Л. Доктороу — история двух братьев с реальными прототипами (можно почитать аннотацию по ссылке). Роман прежде всего о крепкой, преданной братской любви младшего Гомера, ослепшего в подростковом возрасте, и старшего Лэнгли, побывавшего на двух мировых войнах. Их дом стал бункером для Лэнгли, который вернулся с войны непоправимо изменившимся, а потому и для зависимого от него Гомера. Их дом, словно брюхо некоего дивного чудища, поглощал и оставлял в себе самые разные веща — десятки пишущих машинок, патефонов, разных электроприборов, пианино, автомобиль посреди гостиной... Но самой главной страстью и целью Лэнгли были газеты, и мечта — создать универсальную газету, которая бы подходила на все случаи жизни и времена в будущем, и отражала бы все возможные события мира. А ещё «Гомер и Лэнгли» — это зримая притягательная атмосфера старого Нью-Йорка середины 20 века.
20. «Невероятная частная жизнь Максвелла Сима» Джонатан Коу — одинокий мужчина, от которого ушла жена, неудачный, неуспешный, кризис жанра, возраста и проч., и всё это могло бы быть скучно и ожидаемо, если бы это написал не Коу, с его мягким то ли юмором, то ли правдой жизни, самоиронией, и какой-то добротой к своим героям, из-за чего этот нескладный Макс становится понятен и где-то даже близок, даже если ты другого не только возраста, соц.статуса, но и пола. Ну завершающий финт (точную суть которого, я уже не помню, только послевкусие, ахаха), это, конечно, спасибо.
21. «Пасынки восьмой заповеди» Генри Лайон Олди — сюжет разворачивается в старой Польше и Австрии (Силезия), и это очень атмосферное восточно-европейское славянское фэнтези, хотя больше исторический роман с капелькой мистики, весьма гоголевской по характеру, но только никак не комедийной; совсем небольшой, но глубокий роман, заставляющий переживать.
22. «Комната Джованни» Джеймс Болдуин — как пишут, некогда культовая книга, первое произведение об однополых отношениях, имевшее почти массовый коммерческий успех. Мы же можем только догадываться, столь тяжело было быть чернокожим геем в гомофобной расистской Америке в середине 20 века, тем более надеяться на публикации, быть услышанным, поэтому автор уехал в Париж, где смог написать и издать свой роман. Кроме основной его тематики, в романе Болдуин много размышляет над смыслом понятия «америк.нация», здесь и отношения Нового и Старого света (оба которых успел познать автор), и конфликт поколений.
23. «Невыносимая любовь» Иэн Макьюэн — целиком макьюэновская книга про навязчивые отношения, которая, однако, прошла немного мимо меня и не стала в строй лучших.
24. «Часы без стрелок» Карсон Маккаллерс — довольно мрачная, тягостная история на тему извечного для Юга расового вопроса, в которой до последнего не веришь, что на самом деле случится то, что случилось в финале, хотя до того всю книгу понимал, что перед тобой жесткий реализм, что автор — представитель школы южной готики и хеппи не предполагается.
25. «Художник зыбкого мира» Кадзуо Исигуро — второй роман уже Нобелевского лауреата, такой же медлительный, как и всё написанное после, роман с размышлениями об искусстве и самореализации, уважении и авторитетах, заимствовании культуры и сохранении самобытности, размышлениями об ответственности, о долге и преданности, об отношении японцев ко Второй мировой войне.
26. «Катушка синих ниток» Энн Тайлер — классическая эннтайлеровская (насколько я её понял) семейная сага, которая в очередной раз показывает или доказывает — о любой совершенно обычной семье и обыденной жизни можно написать книгу, любая семья может быть этого достойна и интересна. Надо только помнить, что и семья — это живой организм, а каждый человек — личность, помнить и захотеть увидеть.
27. «Эми и Исабель» Элизабет Страут — какое-то тягостное, почти удушающее впечатление оставляет по себе эта история о матери, в одиночку воспитывающей дочь, о женщинах, живущих под одной крыщей и вдруг, в одночасье ставших чужими, стыдящимися, презирающими друг друга, происходящая в слишком тесных границах небольшого городка.
28. «Иностранные связи» Элисон Лури — невесёлая, в чём-то горькая книга о любви, которой покорны не только все возрасты, но и люди, донельзя неподходящие не только на посторонний взгляд, но и по мнению их самих. Можно условно отнести к campus novel, т.к. преподавательский состав персонажей.

Плюс военная проза, сборники рассказов и нон-фикшн книги, о которых писал в первой части итогов года.

Ну и напоследок, где шутливо, а где серьёзно, НОМИНАЦИИ:

  • самое захватывающее чтение — «Правда о деле Гарри Квеберта» Жоэль Диккер

  • самая пронзительная — «Маленькая жизнь» Янагихара, «Скрижали судьбы» Барри

  • самая смешная книга — «Петровы в гриппе и вокруг него» Алексей Сальников, «Вторая жизнь Уве» Фредрик Бакман

  • лучший сборник рассказов — «Каменная подстилка» Маргарет Этвуд

  • лучший отдельный рассказ — «Десятого декабря» Джордж Сондерс, «Пожарище» Юдора Уэлти

  • самое яркое клубное обсуждение — «Безгрешность» Джонатан Франзен (это было незабываемо!)

  • лучший нон-фикшн — «Ружья, микробы и сталь» Джаред Даймонд, «Сумма биотехнологии» Александр Панчин

  • лучшая книга на тему войны — «HHhH» Лоран Бине, «Королю червонному — дорога дальняя» Ханна Кралль, «Я пережила Освенцим» Кристина Живульская

  • лучший детектив — «Правда о деле Гарри Квеберта» Жоэль Диккер

  • книга, которая нанесла неизлечимую травму =)) — «Ложная слепота» Питер Уоттс

  • разочарование года (не оправдала ожиданий) — «Дерево лжи» Френсис Хардинг, «Человек, который принял жену за шляпу» Оливер Сакс

  • худшая книга года — «Молодые и сильные выживут» Олег Дивов (привет бандитским 1990-м и дяде Боре Ельцину)

  • самая трудная в чтении книга — «Последний самурай» Хелен Девитт, «Ложная слепота» Питер Уоттс

  • самая длинная — 1024 стр. «Туманы Авалона» Мэрион Брэдли

  • самый харизматичный женский персонаж — Стефця из «Фелікс Австрія» Андрухович, Оливия Киттеридж

  • самый запомнившийся мужской персонаж — Уве (ожидаемо, да?)

  • книга с самыми странными героями — «Ложная слепота» Питер Уоттс, «Безгрешность» Джонатан Франзен (самые экзальтированные), «Последний самурай» Хелен Девитт

  • лучший аудио-чтец — Кирилл Головин, трилогия Джо Аберкромби «Первый закон»


  • Открытие, знакомство с автором — я подразумеваю не просто нового автора (так-то не меньше половины прочитанного подходит под условие), а такое знакомство, которое мне непременно хочется и планирую продолжать (и есть чем, то есть это не автор одной книги):
    Ханья Янагихара, Себастьян Барри, Майкл Шейбон (Чабон), Джеймс Болдуин, Борис Виан, Жоэль Диккер, Колум Маккэнн, Бойнтон Пристли, Ханна Кралль, Евгений Водолазкин, Алексей Сальников, Мария Семенова.

    КНИЖНЫЙ ГОД 2016. Итоги читателя. Часть 1
    КНИЖНЫЙ ГОД 2016. Итоги читателя. Часть 2

    КНИЖНЫЙ ГОД 2015. Итоги читателя. Часть 1
    КНИЖНЫЙ ГОД 2015. Итоги читателя. Часть 2
    Tags: 'ПРОЧИТАНО, 'прочитано: итоги, 2017г., 2018г., списки чтения
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

    • 26 comments