June 7th, 2017

мальчик на книжках

Колум Маккэнн "И пусть вращается прекрасный мир"

«В жизни, сказала она, иногда встречаешь больше красоты, чем человек в силах вынести, — и это единственное, о чем стоит плакать.»

Дочитал вчера роман, думаю о нём второй день. Сложный, пронзительный. Бесспорно прекрасный.

У него интересная, не совсем обычная структура. Нелинейное повествование, но не так, как часто встречается, когда скачки во времени, в нескольких временных пластах. И не так, когда в одном времени несколько нитей-историй берут отдельное начало, движутся параллельно, и все вместе вплетаются в один клубок, в кульминационный момент, некое событие. Здесь как-то совсем иначе. Я всё думал, думал, пытался понять, что же в центре романа, вокруг чего или кого он вращается? Где ядро? С чем же сравнить?.. Кто в музыке разбирается — мне напомнило канон. Или… Вот представьте себе гирлянду: лампочки по одной неспешно загораются и затухают, зеленая, затем красная, жёлтая, снова зелёная, голубая, опять красная… эстафета огней. Каждая лампочка соединена с какими-то одной-двумя-тремя, не больше, а над ними мерцает звезда. Так и роман — истории сменяют друг друга: вот аристократка Клэр, скорбящая по погибшему во Вьетнаме сыну; у Глории война унесла троих сыновей — их целый клуб, несчастных матерей; там, на другом конце города, в Бронксе чернокожие проститутки Тилли и Джаз — мать надеялась уберечь дочь от панели… не вышло, может, у следующего поколения получится?; рядом ирландский священник Корриган, у него с самого детства душа болит за нищих, павших, обездоленных — в Бронксе ему верно есть о ком заботиться; на окраине в хижине парочка молодых богемных художников Лара и Блейн — отказались от благ цивилизации в надежде вернуть себя; достопочтенный судья Содеберг как все молодые, верил в своё великое предназначение, справедливость, мудрость, истину — но система подогнула под себя: нормы, компромиссы. А где-то там, на высоте 110 этажей, — дерзкий незнакомец идёт канату между башнями Всемирного торгового центра, человек, заставивший Нью-Йорк, этот кипящий, бурлящий город, остановиться, замереть, застыть.

Но роман отнюдь не об этом трюке, канатоходец — лишь мерцающая звезда гирлянды, раскинутой над Нью-Йорком… да над всем миром. Метафора мира. Единения, взаимосвязи. Люди и жизни соединены и прочными узами, и порой невидимыми на первый взгляд нитями. Каждый сообщает другому энергию мироздания: печаль, надежду, любовь, смех, радость, боль, гнев, одиночество, веру, утешение… Каждый — целый отдельный мир, микрокосм. И частичка нашей большой живой вселенной. Жизнь и смерть, взлёты и падения, умирание и возрождение, борьба и поражения, потери и обретения… «На самом деле ничто не имеет ни конца, ни начала, и только время все идет и идет.» Мир — вечное движение. «Земля вращается. Спотыкаясь, мы бредем вперед. Этого достаточно.»

Думаю второй день, но не складываются у меня мысли, распадаются, не облекаются в слова. В отличие от Маккэнна — у него-то великолепный слог, язык. Лаконичный и выверенный, полифоничный роман, в котором у каждой истории свой уникальный голос. Роман с множеством прекрасных, ёмких и точных цитат, которыми одинаково наслаждаешься и в контексте, и вне. Которые пронизывает всё естество, бьют током, забираются под кожу, и в душу, в сердце, останавливают дыхание, примиряют. Я вот давно не делал такого — сесть и перечитывать цитаты страницу за страницей, возвращаясь к книге, проживая заново.

«Корри говорил, существует тысяча причин прожить эту жизнь до конца, и каждая сгодится.»

Про некоторые книги говорят:"кинематографичная", ощущения же от этого романа — ожившие стереофотокадры.

=================================================
Сохраню для себя цитаты. Много. Буду возвращаться. Collapse )