5 мая 2017

мальчик на книжках

Кристина Живульская "Я пережила Освенцим"

Прочитал за два дня книгу воспоминаний Кристины Живульской "Я пережила Освенцим". Не прочитал, а прожил. 2 года вместе с Кристей в самом страшном месте 20 века.
Я, кто ранее читал "Искру жизни" Ремарка, "Без судьбы" Кертеса, "Ночь" Визеля и "Бабий Яр" Кузнецова, читал их, почти не плакав, а — сцепив зубы, оцепенев (почему-то на самые страшные и тяжёлые моменты в книгах я реагирую именно так, то ли на слёз не хватает сил, берегу их для того, чтобы смочь дочитать, выдержать, то ли защитная реакция). Почти без слёз прочитав всё то, я сейчас плакал над книгой Кристины. Плакал над первой частью книги, именно и только над ней. Представляете, молодые девушки, польки, отсидев в Павяке (знаменитая варшавская тюрьма), попадают в Освенцим — а их разговоры, дни, и этот рассказ-воспоминание о них проникнуты надеждой и каким-то внутренним светом. Господи, как, как можно было написать ТАК?! Не просто чувствовать и думать так в текущий тот момент времени, не зная, что впереди, а именно после войны, пройдя весь кошмар Аушвица-Бжезинок: тиф, дизентерия, истощение, ежедневные транспорты с евреями, селекции, печи и удушающий крематория, 2 года каждодневных смертей вокруг... Как, 2 года просуществовав в ЭТОМ, после писать с надеждой, жизнеутверждением и живыми эмоциями?! Как?! Наверное, это чисто женское... Нет, не умею я передать моё состояние при чтении. Но это было потрясение. К такому я не был готов, и это меня подкосило.

Потом, конечно всё жизнеутверждение из книги уходит, как уходит оно из жизни Кристины вместе с её подругами. Но сила духа, надежда и вера (тьфу, какой банальщиной кажутся все эти слова-клише сейчас), они с Кристей были всегда, они помогли ей продержаться до конца, пережить. Они — и её поэтический талант. Я не буду, не хочу и не могу писать больше ничего об этой Книге. Я оставлю здесь стихи Кристины, написанные там, в Бжезинках (это польское название Биркенау). Стихи, которые помогли сотням и тысячам замученных людей концлагеря продержаться, кто сколько смог, кому сколько было отпущено.

Стихи Кристины Живульской, написанные в ОсвенцимеСвернуть )

Я попрошу вас лишь об одном. Если вы боитесь, не выдерживаете, и потому не читаете книги о войне и о Холокосте, но всё-таки когда-нибудь захотите прочесть что-то одно, пускай это будет Кристина Живульская.