April 14th, 2017

мальчик на книжках

ПРОЧИТАНО: январь 2017

Кто как, а Мушик как всегда — уже и из больницы выписался давно, и дома отсидеть успел, и даже на работу вышел. А вернуться в соцсети забыл.

Collapse )


5 из 5

4 из 5

3 из 5

5 из 5

4 из 5

5 из 5

5 из 5

5 из 5

4 из 5


Здесь из всего меня впечатлил Мишель Фейбер «Багровый лепесток и белый» — полное погружение в викторианскую Англию, настоящую, невылизанную, с трущобами, грязными детьми и проститутками; Из века в век неизменные отношения мужчины и женщины и конфликт зависимости, что 150 лет назад, что теперь. Роман можно считать феминистским (при том, что автор-то мужчина), а одна из линий — зачатки суфражизма, помощь падшим женщинам. Да и вообще положение женщины. Эпичная книгу, к манере рассказчика которой поначалу нелегко подстроиться, но в итоге так вживаешься, что проваливаешь внутрь, в этот самый Лондон. Внимание, роман в достаточной мере физиологичный, так сказать :)

За книгу «Яблоко. Рассказы о людях из «Багрового лепестка» говорит само название. Не то, чтобы я жалел, что прочитал, вовсе нет, рассказы достаточно хороши. Но для меня "Лепесток", включая его открытый финал, настолько самодостаточны, что я бы вполне обошёлся без этих продолжений. Однако оно же существует, и моё любопытство тоже :))

Пол Боулз «Под покровом небес» — это был давний совет во флэшмобе на ЛайвЛибе (единственный, в котором я участвовал и который показал, что все эти мобы с обязательствами не для меня)). Всё время о нём помнил и знал, что рано или поздно возьмусь, тем более что совет персональный. Но меня ждало разочарование. Книга оказалась совершенно, абсолютно не моей. Аннотация "Итак, трое американцев — семейная пара с десятилетним стажем и их новый приятель — приезжают в Африку. Вдали от цивилизации они надеются обрести утраченный смысл существования и новую гармонию. Но они не в состоянии избавиться от самих себя, от собственной тени, которая не исчезает и под раскаленным солнцем пустыни, поэтому продолжают носить в себе скрытые и явные комплексы, мании и причуды. Ведь покой и прозрение мимолетны, а судьба мстит жестоко и неотвратимо…". Из аннотации складывается вполне понятный образ книги, да? Но на деле и близко не! Поначалу кажется, классический треугольник "она + он + ещё он", путешествие в Африке. Но до чего странные герои, которые не понимают чего хотят, и даже самих себя, все эти их диалоги, пытка сплошная что для них, как мне кажется, что для читателя (меня уж точно). Утраченный смысл? Гармония? По-моему, они там растеряли остатки здравого смысла, который имели. И мне бы сразу насторожиться при словах "мании и причуды", так нет)) Сюжет — тоже та ещё конфетка. Маются по Африке, сами не зная, что ищут и зачем они здесь, попадают то в лапы туагеров, то в силки эпидемии... Бредовые сны больного героя. Сплошной экзистенциализм. А я, хоть не читал толком в этом направлении, нутром всегда чуял, что не моё это, экзистенциализм, не моё.
Да, ещё забавно — где-то увидел сравнение с Хэмингуэем — вот тут-то я и понял: ничего удивительного, Хэм-то мне тоже не нра! Всё закономерно. И да, в книге что-то от него есть точно.

Про «Стоунера» я писал в блоге сразу по прочтении, книга очень, очень во мне отозвалась. Отзыв здесь.

Ну а Гарри Поттер — наследие рождественских каникул :)
мальчик на книжках

ПРОЧИТАНО: февраль 2017

Идём дальше. Тут бОльшая половина прочитана (и прослушана) уже в больнице.
























«На службе зла» — третья часть детект. цикла Роулинг про детектива Корморана Страйка и его умненькую секретаршу-партнёршу Робин. Чем дальше в лес, тем интереснее наблюдать за развитием отношений, которые от деловых стремятся к неделовым если не линейно, то как-нибудь синусоидно уж точно)) Как детектив дело было интересным, но слишком много "кровь-кишки-расчленёнка" (в прямом смысле слова), и по жестяковости дела напомнило некоторые из книг о Насте Каменской и российск.криминала 90х. Так что 3-я книга по усреднённой оценке "за всё" в моём рейтинге выше первой (которая была мне скучна всем, как делом, так и персонажами-отношениями), но проигрывает второй, в которой ух какое крутое преступление, да ещё на почве книгописательства. Скорее всего, буду читать и следующую книгу (что уж скрывать, интересно же, куда зайдут грубиян Страйк и милашка Робин, а заодно и её ревнивый прибацаный Метью))

«Роковая перестановка» Барбары Вайн — психологическая ретроспектива в духе "Тайной истории" Донны Тартт. Есть преступление, совершённое давно, есть несколько уже давно взрослых людей, и некое событие вынуждает вспоминать и рассказывать, что, как и почему всё произошло тем давним летом, когда несколько молодых людей решили пожить лето комунной в одном поместье. Книгу я слушал в аудио, начитчик Сергей Кирсанов (его манера и тембр мне вообще подходят). Барбара Вайн, она же Рут Рэнделл под псевдонимом, пишет свои романы на стыке детектива и психолог.драмы/семейной истории, часто с экскурсами прошлого, неторопливые, без особых вспышек. Это уже моя вторая у неё книга, первой была "Книга Асты".

На «Замечательные женщины» Барбары Пим я обратил внимание благодаря Насте Завозовой, так приятно она рассказывала о книге и об авторе в целом. Мне понравилось вначале: очень такая английская книга, старомодная, с мягким невыпирающим жизненным юмором; послевоенное время, герои — обаятельная старая дева (впрочем, совсем молодая девушка, если вчитаться), пастор и его сестра среди друзей, необычная супружеская пара, въезжающая по соседству. Что-то с ними происходит, что-то рассказывается. Но к концу книги я понял, что книга почти ни о чём. Ну то есть кусочек чьей-то жизни, да, какой-то период и ситуация, вы скажете — так бОльшая часть книг именно такая. И возразить не могу, как не могу описать свои ощущения, но к финалу книги мой интерес угас и после осталось ощущение лёгкого недоумения. Вроде бы книга и неплохая, но я бы ничего не потерял, не прочитай её. Ну, зато теперь у меня есть собственное мнение. Уже немало. Да и книга маленькая.

«Изгои» Сьюзен Хинтон — пожалуй, лучшая книга месяца, и громадное спасибо от меня лично и от всего читающего людства Насте Завозовой за то, что перевела и открыла её нам. Конечно, есть фильм, экранизация Копполы, и несмотря на то, что это отличная экранизация, с попаданием в образы героев, в атмосферу, полностью по сюжету — книга есть книга. Знаете, я давно не читал ничего столь подкупающе искреннего, по-детски и по-взрослому одновременно. И пускай в центре истории острый и драматичный социальный вопрос, лично для меня книга стала значимой и зацепившей больше всего именно за эту её искренность.

К брату Кадфаэлю (Эллис Питерс) я вернулся уже будучи в больнице и так нуждаясь в знакомом, добром, уютном и комфортном. Подробнее о цикле я рассказывал здесь.

Джо Аберкромби «Первый закон. Кровь и железо» — о, это моя личная находка. Личная в том смысле, что у Аберкромби поклонников по всему миру хватает, конечно же, но я нашёл потрясающий аудиовариант! (учтите, это с моим-то невосприятием аудиокниг). Озвученный Головиным — это нечто! Чтец уникальный, создаёт более чем 5 разных тембров/голосовых характеров, порой с трудом верится, что это один человек, и как быстро он переключается с одного на другой голос, плюс отличные интонации. А вокруг всякие скрипы, стуки и прочие фоновые звуки, которые делают книгу насколько объёмной, что появляется ощущение присутствия тебя там в городе. Сам цикл по эпичности в духе Джорджа Мартина (сам не читал, только в общих чертах знаю, говорят, Аберкромби мягче), Толкиена, но здесь нет никаких эльфов, орков и т.д., только люди, выдуманные государства и города, древний клан магов, надвигающаяся война Юга и Севера, харизматичные герои. В общем, увлекательный сюжетно и персонажами, рекомендую хотя бы обратить внимание. Я в процессе прослушки второй части. Слушал тоже в больничке.

Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза» — прочитана в рамках установки себе обращать внимание на совр. росс. прозу, хотя бы давать ей шанс, прочитать в этом году ну хоть несколько романов (и я наметил их список).
Аннотация "Роман «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь.
Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши — все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь.
Всем раскулаченным и переселенным посвящается."
Мне очень понравилась первая часть, она самобытная. Зулейха, молодая, неграмотная, забитая, живёт с мужем (сильно старше по возрасту), и слепой свекровью Упырихой, которая гнобит её, обзывает и всячески измывается, а та терпит, ибо должна, и даже сама так считает. При этом Зулейха благодарит богов за то, что ей достался такой работящий муж, как ей повезло в жизни, дом есть, жизнь хорошая (пашет на огороде, всех троих обихаживает, тяжести таскает, даже брёвна на заготовку дров наравне с мужиком), мужа удовлетворяет как только скажет, а лупит — значит, так надо, заслужила, и т.д. Все их дети, девочки, погибли маленькими, Зулейха ходит к ним на кладбище, разговаривает, носит угощение духам в благодарность и для задабривания. Вот эта часть, все эти заморочки татарские, а закабаление женщины, вот эти внутрисемейные отношения — вот это всё было очень здорово действительно. И Зулейха здесь очень живая, настоящая, и хоть затюканная, а чувствуется, что сильная духом, по-крестьянски живая.
Потом приходит раскулачивание, Зулейха покидает дом, деревню, дальше пересыльный пункт, поезд, Сибирь. И пошла, с одной стороны, сплошная робинзонада, особенно когда приехали на место, а с другой — сплошная мелодрама, ибо жесткий но справедливый комендант товарищ Игнатов, и так далее. И время понеслось в геометрической прогресии, и оно не ощущалось — а люди потерялись, остались типажи. И самобытность пропала, разумеется — книга превратилась в одну из в потоке многих других про тяжёлую жизнь в советское межвоенное время. Про что каждый совр. росс. автор прям своим долгом считает написать. То есть с одной стороны, я понимаю, что репрессии — это сложная тема, но с другой — именно потому она и требует к себе большего. В общем, я считаю, что это хороший дебют, действительно хороший, и за автором имеет смысл следить, но и автору надо отнестись к критике (не моей, естественно) внимательно и вдумчиво.
В книге есть ещё несколько хороших персонажей, и среди них несомненно самый интересный, колоритный — профессор гинекологии, прославленный доктор Лейбе, старый, полуспятивший, 10 лет живущий в вакууме, в прошлом, в защитном "яйце", как он сам придумал, и проснувшийся, попав в мясорубку репрессий. Описание того, как он постепенно сходит с ума, после того, как к власти пришли красные и всё с ног на голову встало, просто потрясающее, столь образное, яркое и достоверное (хотя откуда нам-то знать?). Несмотря на то, что его образ где-то из Кукоцкого Людмилы Улицкой, как показалось не мне одному, думаю, Яхина не плагиатила, а скорее невольно вдохновилась. Образ действительно хорош.
К чести сказать, и образ Игнатова весьма неплох и человечен, в смысле, не ходульный, не картонный, а вполне жизнеспособный, со своей моралью, психологией, не только недостатками, но и даже человеческими достоинствами, несмотря на то, что винтик системы. Вспоминается художник Иконников, рисовавший картины Парижа, зная, чем это грозит (а ведь какой абсурд — уже будучи ссыльным в совершенной безжизненной глуши, почти похороненным заживо — и даже тут бояться что-то делать, творить, бояться жить). Трогают душу моменты, как репрессированные петербуржцы вспоминают свой город, с какой сердечностью и общностью, аж щемит.

Харуки Мураками «Бесцветный Цкуру и годы его странствий» — о, тут я ничего сказать не смогу. И, несмотря на положительную оценку, похоже, Мураками всё-таки не мой автор. Он для меня немного слишком странный)) После Цкуру я взялся читать "Хроники Заводной Птицы" (чтобы составить более понятное мнение), но что-то всё страннее и странее :) Хотя вот "Норвежский лес" пару лет назад мне понравился. Но там не было странностей))